Олимпус Инферно. Какие голливуды!

Понедельник, 30.03.2009

 

"Олимпус Инферно" - неудачный опыт пропагандыЧто ж, друзья, отведал и я новейшей российской пропаганды. Давненько мы не были хорошими в кино по определению. Хорошими, просто потому что мы правильные люди, живущие в правильной стране. Но времена самобичевания прошли. Итак, «Одиночное плавание» начала 21-го века — «Олимпус инферно» — художественный фильм о войне в Южной Осетии. Я не знаю, есть ли действительно бабочка с таким названием, или нет, это неважно. Скорее всего, это просто игра слов — «олимпийский ад». Ну, а энтомологи, случайно оказавшиеся на войне, — сюжет безусловно сильный. Действительно, кто может быть более беззащитным и в каком-то смысле более слабоумным, чем ловец бабочек? А тут вдруг война…

В фильме жирно обозначена граница хорошие-плохие, но приключения «энтомологов», видимо, должны отвлекать зрителя от политической подоплеки этого скучного заказного вестерна. Первый «энтомолог» — подданный американской империи, бывший русский, в школьном возрасте увезенный родителями заграницу. Трусливый мелочный идиот модельной внешности, постоянно находящийся на грани обморока. Воплощение типичного представления среднего русского человека о типичном американце, созданного усилиями многочисленных петросянов, заполонивших ТВ и прессу. У «американца» есть в Америке настоящая американская девушка Джессика, с которой он время от времени разговаривает по телефону, и все, похоже, движется к свадьбе. Второй «энтомолог» (десять пар кавычек) — русская дурнушка с фотоаппаратом наперевес — с самого начала предстает перед нами как вульгарная и охочая до выпивки девка. Опять же типичное представление среднего русского о среднем русском (то есть о самом себе), как о человеке, у которого вместо души бескрайнее поле. Заскорузлый миф об «особенности» — результат многолетних усилий все тех же петросянов. Как прозорливый и искушенный зритель я изначально знал, что из пошло гогочущей и заигрывающей с солдатами телки ближе к концу повествования героиня превратится в принцессу, а заграничная Джессика будет послана скатертью по жопе. Так и случилось.

Почти во всех сценах камера очень современно дергается, будто оператор непрерывно блюёт. Очевидно, это сделано для создания напряжения. Через раздражение зрителя достичь этого удается. Сразу четко обозначено присутствие американских военных. А чтобы не было сомнений, представляет их самый настоящий всамделишный негр. Такой черный, что не приведи Господь! Кстати, эпизод с нигером очень показателен. Знаете, что это? Это наша зависть. Мы тоже хотим, чтобы так. Чтобы, когда мы в опасности, вышел откуда-то наш уполномоченный представитель и сказал бы хорошо поставленным голосом со скрытой, но явной угрозой: «Это Гражданин Российской Федерации. Руки прочь, пидорасы!». (И то, что такой эпизод появился в таком антиамериканском фильме — показательно вдвойне.) Но он не выйдет, нет. Он останется в своем кабинете.

Операция по захвату Цхинвала начинается как-то невнятно. Двинулись танки, кто-то куда-то побежал. Артобстрел пропущен, или показан настолько сжато, что и не заметишь. Вообще, невнятность — основная особенность фильма. Вроде только-только двинулись танки в сторону Цхинвала, как уже наш президент выступает по телевизору с обещанием не остаться в стороне. Он знал заранее что ли? Также непонятна позиция авторов фильма относительно участия в конфликте США — сначала, как уже было сказано, показывают американского военного, присутствующего при начале операции, позже один грузинский военный говорит другому: «Нам помогают пока верят, что на нас напали». И еще я не понял, почему кадры с движущимися по дороге танками могут служить доказательством нападения Грузии на Осетию, а не России на Грузию, и почему за обладателями этих кадров надо так настойчиво охотиться, вместо того чтобы заниматься делом.

Боевые действия — по большей части проезжающие мимо танки, немногочисленные взрывы и стрельба за кадром. Много танков, много бэтэров. Хорошая война для фильмов. Немного натовской формы и грузинские флаги — вот практически и весь реквизит. Сам Цхинвал показан как аномальная зона — совершенно нежилым: нет брошенных автомобилей, пакетов за окнами, белья во дворах, обугленных колясок, перевернутых тележек. Только дома и пустыри между ними. Была ночь, но даже ночью жилой город должен как-то отличаться от Чернобыля. Расстрел домов и страдания гражданских показаны бегло, понятно, расчет на то, что и так все прекрасно знают, что там происходило. Рекламных пауз во время показа, что характерно, не было. Запиканы маты и слово «жопа». «Насрать» оставили.

"Олимпус Инферно" - первый поцелуй героев

Во время сцены первого поцелуя героев я стыдливо отвернулся. Какая мерзость! Какие голливуды! Увидев, наконец, на экране развевающийся российский триколор на фоне белых-белых гор, как покорное быдло, расплакался. Надеюсь, создатели фильма, ждали именно такой реакции в этом месте, я угадал? Главный грузинский злодей, вторичное появление ополченца-осетина с калашом, замедленное надувание грязных щек под музыку, любовная коллизия с мнимой невестой — Голливуд, такой Голливуд! Голимый.

Мужественная русская девушка (москвичка) по ходу дела демонстрирует здоровый скептицизм, отменное понимание всего происходящего, хуячит под обстрелом за лекарствами для раненого осетинского мальчика и вообще ведет себя как мужик (см. выше о деятельности петросянов). В итоге получает пулю. Потом она лежит в чистой белой больничке, появляется «американец», тискает ее, дарит цветочки, и зрителю становится понятно, что теперь эта девушка поедет со своим новым мужем в Америку. И это — награда. Там жить хорошо.

«Да, мощная история», — говорит в кино авторитетный дядя. Для убедительности он повторяет эту фразу в начале фильма и в конце. «Иди убей себя ап стену», — ответят ему зрители страны, где каждый знает, что такое «мощная история».

Я, например, как человек, игравший третьего пожарника в школьной постановке «Кошкин Дом», ответственно заявляю: режиссура нулевая, актерская игра — говно, спецэффекты — мутная претензия. Суть картины — неприкрытая и очень дешево выполненная пропаганда. Режиссер, однако, настойчиво твердит, что создавал «художественное произведение», и надеется, что грузины не в обиде. На очереди, судя по всему, задорная комедия об отключении газа.

Короче, рукописи сжечь, режиссера выслать в Тверь, съемочную группу расформировать, сам фильм предать забвению навсегда! Как сказала девушка с фотоаппаратом, «обрежем лапки, задушим в душегубке».

Порадовала только сцена, где она смотрит на горы и говорит: «Почему на Кавказе все время воюют? Здесь же просто нельзя этого делать!» Радость узнавания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *