Тарас Бульба – мама бля!

Четверг, 09.04.2009

 

демократия, батальные сцены, патриотизм, деградация, насилие, обнаженка, секс на людях

Тарас Бульба. ПостерНаписано наверняка уже много, а потому короткими жирными мазками: что удивило, что порадовало, от чего берет только досада, от чего — оторопь.

Порадовал восхищенный Зюганов, сказавший на премьере фильма в Москве, блестя своими мутными свиными глазами во все стороны: «Видали, как выбирать надо!» Дескать, выбирали бы у нас по-честному, давно бы был я президентом, а тут одна несправедливость, не то, что в прежние времена! Вот где была демократия! После чего думал увидеть в фильме какое-то справедливое общество, где все решается на вече исключительно дранием глоток. Однако показанные «выборы» мало чем отличаются от современной политики. Причина «выборов» такова: конкретного человека (Тараса Бульбу) не устраивает мир с «татарвой» и с турками, он хочет войны, потому что «пора погулять». Казаки, науськанные Бульбой, свергают своего атамана, обещавшего султану мир. Во время новых «выборов» Бульба хитро подсказывает, чье имя кричать. Выбранный новый кошевой Бульбу полностью устраивает, и начинается война. Так надо выбирать, товарищ Зюганов? Так везде и выбирают. Это не новость.

Вызвали недоумение стройные шеренги идиотов в Сече, повторяющих за Учителем боевые движения с саблями. Тугая струя блевотины в экран! Шаолинь, сцуко! ни дать, ни взять! Айкидо, блядь, православные не изучали там невзначай?

Михаил Боярский в фильме "Тарас Бульба"Сильно смеялся при первом появлении Боярского — уж очень он похож на бритого мокрого кота с фоток из раздела «Приколы». Так и ждал весь фильм, коронной фразы про «три тысячи чертей» или раздраженного хриплого «Каналья!» Но колоритен гасконец по-прежнему и имеет сухие венозные бицепсы, которые демонстрирует весьма охотно. Вообще весь фильм было бы неплохо разодрать на постеры. Загорелые, бритые, в меру морщинистые казаки в добротных костюмах, в серьгах и саблях смотрятся неплохо со своими чубами и под сине-зеленым цифровым дождем и под палящим солнцем. Но только в качестве фотографий. Лучше им так и стоять, застывши и не доставая сабель, потому что «батальные сцены» в фильме убоги настолько, насколько они не были убоги даже в советском кинематографе. Заявлено, что на съемочной площадке трудилось более ста каскадеров. Так и хочется спросить: а шо таки делали те каскадеры? Не они ли гладят друг друга саблями на заднем плане во время малочисленных и жидких, как понос первоклассника, баталий? И смешно и обидно, когда тысячи воинов изображаются сотней человек и пустым горизонтом за ними. Не лучше ли посадить пару ратников в крови, порезах и вмятинах на землю рядом с мертвой лошадью, и чтобы кругом валялось не менее 15 трупов, как на картине Васнецова «После побоища князя Игоря Святославича над половцами», а один из них сказал бы, схаркивая чужой кровью: «Добрая была сеча!» А второй, вытаскивая медную батину булаву из задницы ляха, сказал бы: «Да-а-а!» И всем понятно, что сеча действительно была «добрая», и позориться не надо и дешевле, и можно переходить к развернутым диалогам, в которых мы так преуспели. В одной из сцен казак пучит глаза и говорит со страхом: «Как же их много!» После чего мы видим довольно крупно не менее тридцати всадников неприятеля, густо скачущих на зрителя таким образом, чтобы ему-дураку не было заметно, что за ними — абсолютная пустота, а не тысячное войско. Но заметно, еще как заметно! Вместо трюков можно насладиться крупными планами многочисленных порезов и металла, входящего в плоть. Короче, постановщики «баталий» стремительно проходят на хуй.

А там их уже дожидаются «потреоты».

Закадровый голос Кудряшки-Безрукова вот-вот сорвется на тоскливую заунывную «русскую» песню: Ой ты, Ру-у-у-ууу-сссьььь мая-йа-а-а-а… невъебена-а-а-а-а-а-й-а-а-а-а-я-я… Хочется сладко-тоскливо зажмуриться и упасть пьяным перекошенным ебалом прямо в ковыль, но чтобы непременно в русский, всамделишный!

Казаки — бандиты и убийцы, вешающие жидов и монахов, сжигающие заживо женщин, поднимающие младенцев на копья, — и все ради веселья, денег и мести, у Бортко превращаются в поборников христианства, героев, погибающих за веру. Заставить зрителя сопереживать таким «героям» непросто, и в фильме выдумана смерть жены Тараса, разорение его дома и смерть его полка. Они первые начали! Теперь все в порядке, теперь зритель на стороне мародеров.

Попытки вложить слова автора в уста персонажей выглядят убого, а местами просто пугающе. Например, слова: «Ее сыновей, ее милых сыновей берут от нее, берут для того, чтобы не увидеть их никогда. Кто знает, может быть, при первой битве татарин срубит им головы, и она не будет знать, где лежат брошенные тела их, которые расклюет хищная подорожная птица и…», которыми описаны в повести чувства переживающей за сыновей матери, произносит вслух… сама мать!!! Так и говорит: «Кто знает, может быть, при первой битве татарин срубит вам головы, и знать не буду, где лежат брошенные тела ваши…» Жуть какая… При этом она любовно нависает над спящими детьми. И смех, и грех, как говорится. Такая странная мать. Интересно, вот эти люди, которые фильмы делают, они смогут произнести что-нибудь подобное над засыпающей дочкой? «Вот отправишься завтра в школу, может схватит кто по пути тебя, надругается… Где найду тебя, в каком подвале, в какой ямище, али люке да канализационном, уж изнасилованной ой да без платьица и да без трусиков…» Психи.

На съемках "Тараса Бульбы"Вспышки воспоминаний о турецком плене, аки Джон Рэмбо в яме у вьетнамцев, так и не были разъяснены зрителю, так и не раскрыли секрет, были ли это действительно воспоминания о плене, или просто мрачная фантазия; кто есть избиваемая женщина, и какова была роль самого Тараса. Похоже, что эти куски забыли вырезать при монтаже.

Изрядно изображена трогательно описанная Гоголем сцена знакомства Андрия с полячкой. То, что героиня оказалась перед зеркалом не «снимающей серьги», а любующейся своими «тугими персями» — это уж всенепременно, это удивления не вызывает. Как известно, фильм без «обнаженки» обречен на провал, жаль, что она не теребила сосков и не облизывала губы. И раз уж на то пошло, турчанка-горничная должна была оказаться не стареющей цыганкой из фильма про Будулая, а молоденькой сисястой потаскушкой с заметно оттопыренной попкой, и Андрий, чисто теоретически, конечно, мог застать их обоих в постели в позе, скажем, шесть на девять. Возможно, это бы подавило настойчивое желание потребовать, чтобы вернули деньги за билет. Ну, так вот. Сопливый бурсак-романтик, грубо и отчаянно хватающий панночку за сиську, вызвал в зале смех. Ох, уж этот Гоголь! Это понятно, в кино нет времени на долгие рассказы, лимит экранного времени мгновенно превращает неопытного восторженного юношу в искушенного девкоукладчика, однако, все равно было забавно. За овладением сиськой последовал жаркий, я бы даже сказал, «трепетный» поцелуй, и смех в зале, что характерно, мгновенно смолк. Что ж мы… нешто не понимаем… то было смешно, а тут нельзя… тут романтика, все честь по чести!

Поразила, конечно, сцена штурма города. Бля, ребята, кто ж конницей города штурмует? Ну, доскачут кони до стены, а дальше? Перепрыгнут, что ли? Или прошибут, как в «Дневном дозоре»? Или дальше коней с крепостных стен начнут расстреливать из мушкетов, забрасывать валунами и заливать кипящей смолою, а каждый конь, умирая, будет привставать из последних сил на одно копыто и гундосить на прощание: «Так пусть же славится любимая Христом Русская Земля!» Но тут же режиссёр, словно спохватившись, снимает уже пеших казаков, которые тащат лестницы, верёки и т.д.

Богдан Ступка в фильме "Тарас Бульба"Порадовала и сцена в костеле, та, что закончилась дракой. До казаков, мирно любующихся панночкой, подходят поляки и говорят: «А вы, свиньи, что тут делаете?» От оно че! Тятя, они первые начали! А я, бля, думаю, че фильм такой длинный? Да хуеты понатыкано!

Из мелочей понравилось, что Андрия, тайком приведенного в осажденный город, без всякого стеснения проводят к панночке пожрать и потрахаться прямо через актовый зал, в котором ее отец совещается со своими военачальниками. Папа и военачальники не против, а только провожают неприятеля, нагруженного хлебом, долгими взглядами. А хули там! Режиссерская трактовка!

Комментарии

 
  1. Дмитрий Бойцов отправлено № 1

    рецензия, что говорится ни отнять , ни прибавить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *