Облако-рай. За спинами москвичей

Воскресенье, 10.01.2016

 

Облако-райПринято считать, что все, что было снято в перестроечные и постперестроечные времена в России, – изрядное говно. Тому есть немало свидетельств. Получив долгожданную свободу, советские режиссеры начали гнать такое, что изнеженный советской классикой зритель ахнул и надолго растерялся. Охуевшие от вседозволенности творцы перешли от бесплодного пиздабольства на творческих кухнях к решительным действиям. Говно лилось с экранов нескончаемым потоком. Представшие в новых ипостасях всенародно любимые актеры, шокировали почтенную публику день ото дня. Щербаков и Караченцев неумело размахивали ногами, Жигунов показывал скороспелые мышцы, Кокшенов, Фарада, Панкратов-Черный, Крамаров и прочие ярмольники вышли на первый план и оказались бездарностями. В фильме любой тематики считалось строго обязательным показать хотя бы одну женскую сиську, а лучше две. Дешевые погони, неотработанные взрывы и плохо поставленные драки неизбежно отсылали к индийскому «Коммандос» с Метхуном Чакраборти в главной роли – но там хотя бы еще и пели. Изо всех сил тужились авторы дерьмовых комедии типа «Операция-кооперация». Получалось парашливо и несмешно.

Свои фильмы начали снимать известные дураки. Фильмы дураков начали показывать по телевизору. О своей первой режиссерской работе «рыбий глаз» Кокшенов вспоминает: «Это было тяжело психологически. Помню, в первый съемочный день я отснялся в своей сцене и пошел собираться. Оделся, уже пошел к выходу и вдруг слышу голос Наташи Крачковской: «Миш, ты куда?» Я отвечаю: «Домой, я же уже отснялся!» «Дурак, ты же режиссер, ты здесь главный и должен быть до конца». Для меня это был шок, ведь актер настроен только на роль: отснялся четыре часа, и все — гуляй, рванина. А тут нужно оставаться до конца». No comments, — как говорят в местах, откуда я родом. Хотя, конечно, было бы лучше, если бы он все-таки ушел домой: практика показала, что дурак может быть хорошим актером, но кукловодство все же лучше поручить кому-нибудь другому.

В 1991 году, за 17 лет до «Груза 200» и за 24 года до нашумевшего «Левиафана», Николай Досталь снимает «Облако-рай». Если бы я был постсоветским интеллегентом-задротом, инженером по образованию и профессии, или хотя бы патологоанатомом и поэтом-любителем по совместительству, этот фильм стоял бы у меня на полке рядом с Бунюэлем, Феллини и Тарковским. А так он мне просто нравится. Вот что нужно выпускать отдельным лицензионным изданием в стильной коробочке из толстого прозрачного пластика с глянцевыми вставочками и теснеными золотом буквочками. А потом еще отдельно — режиссерскую версию, а за ней сразу – юбилейную с комментариями актеров, фотографиями со съемок и эксклюзивным толкованием сценариста.

Облако-райПродолжение «Коля – перекати поле» я не видел. Зато я видел «Штрафбат». Надеюсь, когда Николай Досталь согласился снимать этот фильм, он был должен огромную сумму денег криминальным авторитетам Москвы и Питера одновременно. Или у него был болен раком любимый племянник, и требовались неподъемные деньги на лечение. Или вся семья режиссера умирала с голоду. Или, может быть, его просто заставили это сделать путем обмана, шантажа или банальных пыток. Или операция на мозг прошла не так, как планировалось. Никак иначе оправдать этот говеный «креатив» невозможно. Кстати, отец режиссера воевал, был в плену, но летом 1945 года он вернулся домой живой и невредимый. Куда смотрели толстомордые сволочи из НКВД, непонятно. Родина никогда не простит тебе этого фильма, режиссер. Пусть все ветераны помрут в своих коммуналках, но мы тебе этого не простим.

Но в 1991 году еще не было никакого «Штрафбата», не было даже «Мальенького гиганта большого секса». Режиссеры с воспаленными от просмотра американского ширпотреба мозгами бодро лепили один муторный боевик за другим, а Досталь наоборот обратил свои ясные очи на то, что происходит за спинами москвичей. Хотите узнать, каково это, жить в мире, где твой отъезд навсегда – всего лишь повод нафляниться для тех, кого ты знал с детского сада? Добро пожаловать на шоу уродов «Российская глубинка». Посмотрите, какими не надо быть никогда и ни за что. Люди, лишенные всего. Серые тени мозга. Живые и настоящие иллюстрации для столь популярного сегодня слова «быдло».

А еще в фильме есть просто потрясающая песня. Однажды ее заклинило у меня в Winampe, и она, раз за разом, играла ровно 24 часа, а я, свернувшись калачиком на коврике у двери, проплакал двое суток, не вставая и не проверяя почту на Гугле.

Из актеров в фильме есть Шариков и Андрей Жигалов. Шариков снова играет животное, а Андрей Жигалов угрюмого гнусавого идиота. На одном из киносайтов в обсуждении продолжения «Коля-перекати-поле» кто-то из зрителей оставил свой отзыв о главном герое: «Каким бы смешным лохом он ни казался — он не пропадет, на таких как он, Россия держится». Ей-богу, иногда я хочу отсюда уехать.

Комментарии

 
  1. Леха отправлено № 1

    Про песню — такая же ситуация была ))) слушал несколько дней по кругу. Фильм цепляет. И продолжение посмотри.

  2. Алексей отправлено № 3

    этот фильм (и его продолжение) наглядное пособие того как искуство используется по своему прямому назаначению — восспитанию людей. Это тоже самое, что в перестройку петь «хотим перемен». Нам доходчиво попытались внушить, что мы черти и тупое быдло. На многих, кстати, это подействовало. Но ничего, медаль найдёт героя. Ответят за «творчество», суки! :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *